Семейные демократические ценности

Передо мной сидит очередная семья с дочкой, больной шизофренией. На все мои рекомендации родители, сидящие по разные стороны дивана, заботливо наклоняются к девушке, находящейся в психозе, и спрашивают: «Ты согласна это делать, солнышко?»

А дочка отвечает им самые разнообразные вещи. У неё сейчас разорванное мышление, эмоционально-волевые перепады и, соответственно, семь пятниц не то что на неделе, а каждые полчаса. Её несёт без её воли то в одно, то в другое – как из-за шизофренических расстройств мышления, так и из-за её личностного инфантилизма. А родители пытаются возложить на неё непосильную для неё на данный момент ответственность: «Как же мы можем её принуждать, у нас в семье демократия, у нас никто никем не командует!».

Странно, ведь по идее именно родители – это те люди, которые устанавливают для ребёнка правила поведения? Но ведь для этого им надо договориться между собой, а они уже давно в жестоком раздрае. В сущности, болезнь их дочки – единственное, что их объединяет. И когда забираешься в подсознание такого молодого человека, то часто обнаруживаешь просто ужас перед возможным выздоровлением, основанный, в частности, на том, что это как будто бы желанное выздоровление напрочь убьёт родительский брак.

Стоит вспомнить, что в Древнем Риме во времена республики демократически избранный гражданами сенат управлял только в мирное время, а в военное власть передавалась консулам, и их приказы не обсуждались. Ещё древние понимали: демократия – вообще-то прекрасная вещь, но в военную пору она убийственна. А ведь этой семье не стоит забывать, что они в смертельной, без всяких преувеличений, опасности. При неадекватном оказании помощи 50% таких больных начинает совершать суициды, а среди близких родственников людей, покончивших жизнь самоубийством, частота их собственных суицидов возрастает вшестеро. Да и без суицида жизнь с непереносимым чувством вины за то, что ты что-то недоделал, недосмотрел, и вот твой ребёнок погиб – ад похуже иной смерти. Так что члены этой семьи сейчас похожи на солдат в траншее, которые выясняют отношения по бытовым конфликтам, когда на них едут танки противника.

Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдет,
И выйдет из него не дело, только мука.
Однажды Лебедь, Рак да Щука
Везти с поклажей воз взялись
И вместе трое все в него впряглись;
Из кожи лезут вон, а возу все нет ходу!
Поклажа бы для них казалась и легка:
Да Лебедь рвется в облака,
Рак пятится назад, а Щука тянет в воду.
Кто виноват из них, кто прав — судить не нам;
Да только воз и ныне там.

Подобная картина  встречается не только при шизофрении, но и при биполярном аффективном расстройстве, депрессиях, расстройствах личности, алкоголизме, наркомании, булимии – когда угодно. Даже явно тяжело слабоумных больных и двухлетних  детей их родственники пытаются о чём-то спрашивать вместо того, чтобы твердо взять на себя их опеку.

Если близкие пациентки сумеют сплотиться – на современном уровне развития психиатрии и психотерапии победа очень вероятна. Но захотят ли? Это же так сладко – попинать супруга или супругу: «Вот, смотри, видишь, что вышло в результате твоего воспитания!» На самом деле это обозначает: «Посмотри, как ты относишься к людям и ко мне, любимому, тоже, и изменись!» Но ведь сказать это прямо – значит пойти на открытый конфликт, чреватый окончательным прояснением отношений, чего на самом деле боятся оба супруга. И продолжают говорить друг с другом метафорами. А этот стиль общения и мышления подхватывает за ними и дочка, творчески развивая его в своём шизофреническом символизме.

Хочешь, чтобы изменились и выздоровели твои дети – изменись сам. Но тот, кому в жизни приходилось самому сильно меняться, знает, как тяжело с мясом сдирать с себя заживо всё старое, что неизбежно, чтобы научиться новому.

Удачи, смелости и последовательности вам, дорогие родители! А я постараюсь вам помочь…

Опубликовано в рубрике Блог

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *